Операция у доктора Мечислава Смигельски, Польша 28 марта 2014 года

Операция у доктора Мечислава Смигельски, Польша, 28 марта 2014 года, клиника Warsaw Medical Center Warszawskie Centrum Medyczne Sp.z o.o.

Мы живем на Украине. Когда родился малыш мне сразу сказали, что у него гипоспадия, но вы не переживайте, это все оперируются. У малыша оказалась сложная форма гипоспадии (члено-мошоночная). Вначале мы хотели делать операцию в себя дома, но потом, когда более детально начали изучать это вопрос поняли, что даже Киев это не вариант. Интернет, форумы, общение с мамы у которых была подобная проблема и мы вышли на Сербию и Польшу. (Также мы отправляли фотографии и в Россию, но потом отказались от этого варианта). Так выбор стал между Сербией (доктор Радош Джинович) и Польшей. Расскажу почему мы остановили свой выбор на Польше. Я общалась с мамами, которые делали операции и в Сербии и в Польше. Конечно о Сербии было намного больше отзывов, чем о Польше.

И так, все по тем же отзывам и общении (обозначу, что информацию и отзывы о докторе Мичеславе Смигельски мне также смотрели и на польских форумах), я поняла, что опыт работы в проведении подобных операции, что у доктора Радоша Джиновича, что у доктора Смигельски очень большой, оба занимаются этой проблемой очень давно и довольно таки успешно.

В Сербии за операцию мы должны были бы заплатить, если операция проходит в один этап 5500 евро, если в, 1 – 3500 евро, второй – 3000 евро, в Польше, если один этап 200 злотых консультация, это около 50 евро, 2100 операция и 400 пребывание в клинике, если два, то второй тоже будет стоит 2500 евро.

Мне понравилось, что доктор Смигельски, сам непосредственно общается с родителями по электронной почте (вот его электронный адрес mieczyslaw@smigielski.net, а вопросы финансового характера и дату операции нужно решать на ресепшине recepcja@wmcenter.pl – ответы приходили тоже очень быстро), а с доктором Джиновичем общение происходит через посредника). Я отправила фотографии доктору Смигельски и он мне ответил в тот же день, вообще на все поставленные вопросы он отвечал очень быстро. Доктор Смигельски сказал, что хотя случай очень тяжелый, но можно будет попытаться сделать все в один этап. Несмотря, на то что первым вариантом, мы начали прорабатывать Сербию (отправка фото, общение), в Польше нам предложили более выгодную дату операции – 28 марта, а в Сербии нам предложили только 29 апреля). А тянуть уже не хотелось, так на момент проведения операции малышу было уже почти 1 год и 4 мес.

Что еще касается финансовой стороны к Польше естественно ближе лететь и это тоже дешевле, в Сербию еще к тому же нужно было лететь с пересадками. Билеты на самолет нам обошлись в 4000 грн. (это на тот момент было около 330 евро) (двое взрослых и ребенок).

Теперь о самом процессе операции. В Польше тебе назначают конкретное время консультации ( в Сербии же консультации происходят между операциями, можно ждать от назначенного времени и час и два), также и время проведения операции – в Польше назначают на конкретное время, а в Сербии, если вам не первым делают операцию, то из-за сбоя во времени проведения операций можно прождать еще дополнительно несколько часов от назначенного времени). Я так поняла, что доктор Смигельски назначает такие операции маленьким деткам на утро и делает он ее одну в день (хотя за это ручаться со 100 % уверенностью не буду).

В Польше ребенок вместе с мамой попадает в операционную и в присутствии мамы ему дают наркоз, а после операции мама приходит в реанимацию и ребенок просыпается и видит маму. В Сербии ребенку дают какой то сиропчик и уводят ребенка, а потом в полусонном состоянии привозят к маме.

После операции там и там ребенка с мамой через сутки выписывают. В Польше перевязки не делают (там накладывают специальную непромокаемую повязку), в Сербии перевязки делают каждые 2-3 дня и делает их сам доктор Джинович между операциями. В Польше ребенок с катером ходит 7-10 дней в зависимости от сложности операции, в Сербии около 2 недель. В Сербии катетер снимает также сам доктор, в Польше катетер можно снять самим, то есть после операции можно сразу улететь домой. За эти моменты судить не могу, что лучше.

Да доктор Джинович знает русский язык, а доктор Смигельски к сожалению нет.

А теперь самом процессе нашей операции. Обязательным условием для проведения операции нужно, что бы была открыта головка. Головку мы открывали за полтора месяца до операции (требование клиники, что бы головка была открыта минимум за 10 дней до операции). Конечно процесс открытия головки (у нас была закрыта она немножко) хотя не длительный (около 1 минуты), но так как это делают на живую очень болезненный. После этого малыш начал боятся врачей, даже не давал себя послушать, но уж если дело заходило к притрагиванию к писе со стороны врачей, то тут была истерика.

И так операция у нас была назначена на 9.00 28 марта 2014 года, а консультация на 17.30 27.03.2014. Так как у нас были знакомые в Польше, и мы не владели польским языком, на консультацию с нами поехала знакомая (в принципе украинцам можно понять польский язык, а можно еще с собой взять что-то типа планшета с переводчиком), но раз у нас была такаю возможность поехать с переводчиком мы ей воспользовались. Это конечно очень облегчило общение и с доктором и с персоналом клиники. Персонал в клинике очень приветливый. Мы приехали на консультацию немножко раньше назначенного времени, но так как доктор был свободен, он принял нас сразу. Да, предварительно я отправляла доктору анализ крови (за 3 недели) и УЗИ мочеполовой системы за неделю, а также привезла с собой свежий анализ крови и мочи. Доктор Смигельски очень приятный человек без короны на голове, он был подготовлен к нашему визиту, отвечал на все интересующие нас вопросы. Также рассказал о предстоящей операции, особенно сосредоточил внимание на том, что ребенок за 6 часов до операции не должен ничего есть и за 4 пить, если будет нарушено это условие, то операция не состоится. Доктор посмотрел малыша, у того конечно была истерика, что притрагиваются к писе, и сказал, что все выглядит намного лучше чем на фотографиях. Также спросил или оставлять крайнюю плоть. Потом дал нам еще анкеты, которые мы должны были заполнить дома и сказал, что завтра в клинику нужно было приехать на 8 утра. А также дал нас список лекарств, которые нужно было купить (парацетамол в сиропе, ибум форте в сиропе, урофурагин таблетки, октенисепт в аерозоли, алантан мазь, стерильные марлевые тампоны 10х10, и по рецепту дитропан в таблетках и мазь с детроомицином). Сказал, что во время нахождения в клинике ребенку будут давать лекарства, а когда ребенок будет дома, то нужно самим покупать, также сказал, что на два лекарства нужны рецепты, он их выпишет завтра. Так же дал свою визитку.

На следующий день мы приехали в клинику на 8 утра. Нам повезло, так как наша знакомая смогла поехать с нами. Нас оформили, все происходи очень быстро, мы отдали заполненные анкеты, медсестра уточнила еще некоторые дынные, и сказали что можно идти располагаться в палате. Дали одноразовое полотенце и жидкость в стаканчике и сказали вымыть ребенка и переодеть в пижаму.

В палате было 2 кровати, тумбочка, стол, стулья, телевизор, туалет и душ. Все чистенько и аккуратно.

Я вымыла ребенка и переодела его в пижаму. В 8.30 к нам в палу пришел доктор Смигельски и анестезиолог, довольно милая женщина. Уточнили не ели ли мы перед операцией, посмотрела анализ крови, задала пору вопросов по поводу нет ли аллергий на лекарства. Где-то в 8.55 пришла медсестра дала мне одноразовую одежду и повела с ребенком в операционную (палаты находятся на 2 этаже, а операционная на 1 этаже). Ровно в 9. 00 мы были в операционной, мой малыш конечно нервничал плакал, но при мне ему одели маску и только, когда он начал засыпать меня увели с операционной.

Операция длилась чуть больше 2 часов. Где-то в 11.20 пришла медсестра (да стоит обозначить, что некоторые медсестры говорят немного по-русски) и сказала, что операция закончилась и нужно идти в реанимацию. Когда мы пришли в реанимацию, малыш уже начинал просыпаться, мне сказали, что если он будет лежать в кровати, то пусть лежит, а если нет, но взять руки. Когда мое чудо проснулось, то лежать он не захотел, я сразу взяла его на ручки. Он немножко хныкал, я начала петь ему колыбельные и он потихоньку уснул. В реанимации мы были где-то минут 30, под наблюдением медсестры. Потом нас провели в палату. Малыш спал у меня на руках. Сказали, что ребенка будить не нужно, чем он больше спит, тем лучше. Где-то через час после операции можно дать малышу немножко водички, если все нормально будет, то можно потихоньку что-то легкое давать покушать. Так малыш проспал около 2 часов. Нам конечно очень повезло, что я еще ребенка кормила грудью. После сна конечно немного хныкал, нам дали обезболивающее. Потом я дала водички, все было нормально. Потом потихоньку начала давать грудь, печеньку. У нас также было с собой фруктовое пюре. Все продукты для малыша мы брали с собой. Что касается питания для взрослых, то нам медсестра принесла 3 талона на обед (еще один талон для нашей знакомой). После того как я пошла за малышом в реанимацию, моя сестра с нашей знакомой пошли в столовую, а мне потом принесли еду. Также нам медсестры принесли термос, чай и кофе, и все время спрашивали не нужно ли чего. На ужин нам принесли огромную тарелку с бутербродами и такую же тарелку принесли утром.

Через пару часов зашел доктор Смигельски, сказал, что операция прошла успешно, дал рецепты на лекарства, рассказал как принимать лекарства и сказал, что медсестра покажет как нужно менять подгузники, ни в коем случае пока не покажет медсестра самому этого не делать.

Конечно на приходит доктора ребенок реагировал болезненно, начинал плакать. Но нам повезло, что он практически все время спал, немножко поиграл, даже ходил. Правда практически все время был на руках.

Медсестра нам показала, как нужно менять подгузники и как делать первый памперс (вырезать в нем дырочку). Подгузники должны быть двух размеров, один какой вы носите, а второй на размер больше.

Ночь прошла более или менее, конечно немного капризничал, но нам и ночью приносили обезболивающее. Да, также вечером заходил дежурный врач, и спрашивал или все нормально. Утром ребенок был уже резвенький. Правда, когда пришел Смигельски, он снова начал плакать, так доктор спросил или все нормально, сказал, что если будут какие-то вопросы звонить. С клиники мы уехали около 9 часов утра.

Доктор сказал, что нам с катетером нужно ходить 10 дней, а потом его можно снять самим, что это очень легко делается, но мы захотели что бы катетер снимал доктор, поэтому записались на 7 число ( за это деньги платить не надо). Также доктор сказал, что самые тяжелые для всех будут 3 дня после снятия катетера.

Да операция была проведена способом Снодграсса, который считается одним из самых удачных методов проведения таких операций.

После операционный период у нас проходил нормально, я ожидала, что будет намного хуже. Ребёнок нормально ел, гулял, мы с ним ходили на прогулки, ночью спал также относительно нормально, правда просыпался около 6 часов утра. Во многом помогало то что ребенок был на грудном вскармливании.

Правда было ряд проблем, лекарства мы пили со слезами, таблетки как-то умудрялась дать с едой, а вот с сиропами была проблема. Подгузники менять приходилось тоже со слезами, сестра держала за руки и одну ногу, а я вторую. Правда со временем ребенок начал понимать, что ему больно никто не делает и начал вести себя поспокойнее. Была у нас также проблема, у меня ребенок какал 2-4 раза на день (это так было и дома). На второй день после операции ребенок так покакал, что повязка внизу стала грязная и ее нужно было немного подрезать, так как смысла в вытирании уже не было, к тому же нижний лейкопластырь отклеился. Это было воскресение утро. К доктору Смигельски мы вначале не смогли дозвонится (он принимал участие в марафоне), потом он сам перезвонил. Так, как мы вначале не смогли дозвонится доктору, то перезвонили в клинику и попросили можно ли приехать, что бы нас посмотрели и помогли привезти в порядок повязку. Медсестра сказала, что они не занимаются пациентами, которых уже выписали (этот момент мне очень не понравился). Мы сказали, что можем заплатить деньги, она ответила, что дело не в деньгах, но раз у нас ничего не получается, то мы можем приехать. В итоге нам помогли. После этого я стала обкладывать повязку марлевыми салфеточками.

На десятый день ребенок так покакал, что уже не было смысла даже мыть повязку, она вся была измазана, и так как это был уже 10 день (нам припал на воскресенье), то мы решили сами снять катетер, было страшно, но оказалось, что он снимается легко. Вся процедура заняла около 1 минуты. Нам повезло, так как ребенок хотел спать и он сразу уснул, во сне правда немножко хныкал. Так же после снятия катетера ребенок вел себя нормально, у нас не было тех ужасных трех дней, о которых говорил доктор. В понедельник, так как мы уже записались на прием мы поехали все-таки в клинику, что бы доктор посмотрел. Доктор Смигельски посмотрел, сказал, что все нормально, теперь пока не спадет опухоль нужно прикладывать мазь и через месяц постепенно начинать деликатное отведение крайней плоти. Сказал, что если будут какие-либо вопросы можно звонить или писать на электронную почту.

Немножко о бытовых вопросах.

Квартиру мы снимали через сайт https://www.airbnb.ru, 36 евро в сутки.

Цены в Варшаве практически такие как и на Украине, город спокойный, тихий, есть много места где погулять, мне очень понравились детские площадки.

В магазинах практически такие же продукты как и на Украины, правда у них нет такого понятия детских молочных продуктов типа «Агуши». Нам повезло, недалеко от нашей квартиры был небольшой рынок, мы в него влюбились. При покупках никаких сложностей не возникало, можно все объяснить.

Относительно подгузников, то в магазинах почему то нет Huggies, я видела только в одном магазине и то 1.

И вот мы на Украине. Два дня дома было все нормально, потом малыш начал плакать и когда писал, начал топать ножками, я брала его на руки, а он поджимал ножки к себе. Это все припало на выходные дни. В понедельник я написала доктору Смигельски, что вот такая ситуация у нас, он ответил, что нужно сходить с местным врачам и если там вдруг разошлись швы, нужно поставить еще на неделю катетер. Мы поехали к областному урологу, он посмотрел, и сказал, что пока рано еще о чем то говорить, так ка прошло мало времени, а катетер он ставить не будет, так как его нужно ставить под наркозом и еще он не знает ход операции и может там что-то повредить. Я написала потом об этом доктору Смигельски, он ответил, что ставится меленький катетер и им невозможно повредить, но раз доктор боится то уж ничего не поделаешь, будем надеяться на лучшее. Вот это тоже недостаток, когда операцию делаешь за границей.

После визиты к врачу мы приехали домой и ребенок как-то успокоился. Прошло 1,5 месяца после операции, опухоль спала мы потихоньку начинаем открывать крайнюю плоть. Правда под писюнчиком есть маленькая дырочка, но малыш писает через основную дырочку, а оттуда немного подтекает. Мы были у областного уролога, он посмотрел, сказал, что то что он видит, ему нравится, а видел он уже много, а по поводу дырочки, сказал, что она может затянутся, если же нет, то после того как все швы затянутся, придется зашивать, не раньше чем через пол года.

Вроде описала все подробно.

Если будут какие-либо вопросы пишите: Lisovskaja_olga@mail.ru (в теме письма желательно обозначить гипоспадия, что бы я случайно его не удалила не читая).

Ольга

Далее






© 2005-2012, gippo